Поэтическая пятиминутка - Страница 22 - Форум веселых и любознательных

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ] Текущая дата: Четверг, 17-Авг-2017, 20:42
Вы вошли как Гость

Страница 22 из 24«122021222324»
Модератор форума: Irene, Raduga 
Форум веселых и любознательных » Все обо всем » В мире прекрасного » Поэтическая пятиминутка (Любимые стихи обо всем)
Поэтическая пятиминутка
gaprДата: Понедельник, 24-Дек-2012, 16:49 | Сообщение # 316
Генералиссимус
Группа: Проверенные
Сообщений: 2081
Статус: Offline
Начало поэмы смотри здесь

-- XVIII –
Судьбой дано нам от рожденья
Иметь во всём своё сужденье,
Но только время даст ответ
Правы мы были или нет.

В то утро наш герой Зумрад
Не зная никаких преград
В одежды быстро облачился
В палаты ханские явился.
Отцу здоровья пожелать,
О самочувствии узнать.
Поговорить со старшим честь,
Намаз в мечети с ним прочесть.
Они, приветствуя друг друга
Прошли под свод святого круга,
Там на колени опустились,
С молитвой к богу обратились.

По завершении обряда
Отец повёл к себе Зумрада,
Чтоб сына в тайну посвятить
И тем беду предотвратить.

«Сын мой»,- сказал Баба-ата,
«Твой шанс один, один из ста.
Свои дальнейшие шаги
Мне обскажи и помоги
В твоих стремленьях разобраться,
Чтоб без невесты не остаться.
Нам следует, всё знать заранье,
Так каковы твои желанья»?
«Отец, тебя я не пойму,
Стремлюсь я только к одному,
С любимой жизнь свою связать.
Мне больше не о чем сказать».
«Тогда послушай ты меня,
Свою горячность хороня.
Подумай, стоит ли томиться,
А может быть с судьбой смириться?
Во всё всегда не будешь прав
И зная твой горячий нрав,
В твоём желанье помогу
Всем тем, что сделать я смогу».
Узнав о думах Капчигая,
Своей досады, не скрывая,
Эмоциям сын волю дал,
Он поражён, какой скандал.
Баба-ата утешил сына,
Ему спокойно, без нажима,
Свой план подробно объяснил,
Чем сына к действию склонил.

-- XIX –
Куда девались все преграды
Так возмутившие Зумрада,
С утра он снова на коне,
Забыв об отдыхе и сне,
Отбросив все сомненья прочь,
Спешит любви своей помочь.

Зумрад был счастлив в то мгновенье
И лишь тогда прошло затменье,
От встречи со своей любимой,
Когда жест рук неуловимый
Смахнул с глаз горькую слезу.
Спросил свою он егозу:
«Ты плачешь, свет моих очей,
Неужто, от моих речей?
Быть может, что не так сказал
И тем тебя я наказал?
Ответь мне звёздочка моя
Чем опечалил тебя я»?
«Зумрад, любимый мой, прости.
Меня ты с миром отпусти.
Тебе, как другу дорогому
Скажу, я отдана другому.
Отец мой вопреки всему
Не внемлет счастью моему.
С султаном сделку заключил,
Тем нас с тобою разлучил.
Я так ждала тебя Зумрад,
Я знаю, будешь очень рад
Услышать это от меня,
Мне без тебя не жить и дня.
Но раз всё так произошло,
Раз наше время не пришло
Я все проблемы разрешу
И жизни я себя лишу».
«Шахноза, что ты говоришь?
Ты зря себя во всём винишь.
Я знаю всё про эту жуть.
Не плач любимая, забудь.
Забудь о свадьбе, про султана
И не преступим мы Корана,
Когда пред богом я и ты
Предстанем в образе четы.
Благославленья мы попросим,
Друг друга никогда не бросим.
По жизни вместе мы иройдём
И счастье в том своё найдём».
«Зумрад, о чём ты, не пойму,
Тебе я верю одному,
Но растолкуй мне твой рассказ
Без лишних и туманных фраз».

И он поведал ей о том,
Что ожидает их потом,
Когда срок свадьбы подойдёт
Никто влюблённых не найдёт.

Вмиг слёз глаза её лишились,
Они от счастья засветились,
Улыбка тронула уста.
«О боже, как она чиста»,
Подумал мысленно Зумрад
И был тому безумно рад.
Он ей сказал, чтобы ждала,
Чтоб вовремя сюда пришла.
Она же расцвела как прежде,
Поверив радостной надежде.
К нему прижалась и молчала
И лишь душа её кричала.

-- XX –

Что в жизни означает радость?
Быть может дорогих подарков сладость?
Безбедное судьбы теченье,
Крутое в жизни приключенье?
С друзьями шумная попойка?
Лихих коней под нами тройка?
В познании глубин наук?
В терпении ужасных мук?
В чём прелесть жизни, вот вопрос?
Чиню себе и вам допрос.
В деньгах или всеобщих благах?
В процентных векселях, бумагах?
Да, разобраться в том не просто.
Иным оно от блага роста,
Других прельщает вверх движенье,
По своей службе продвиженье.
Иных же привлекает власть,
Разврата, прочих гложет страсть.
Нет в радости меж них согласья.
Одни лишь беды, да несчастья.
И лишь в любви её находят,
Все те, к кому она приходит.

-- XXI –

Баба-ата в своих пенатах,
В дворцовых для гостей палатах.
Устроил царственный обед,
Устав от всех нисшедших бед.
Созвал гостей, старейших ханства,
Но не от ханского жеманства,
Он для совета их созвал.
Жеманства он не признавал.
Гостей встречали с уваженьем,
С достойным к старикам почтеньем.
Их проводили во дворец,
Где достархана ждал венец.
За пышным царским угощеньем,
За чинным меж собой общеньем,
Совет их мирно протекал.
Лишь изредка страстей накал,
Баба-ата гасил тактично
И каждому из них он лично
Вопрос назревший задавал,
Ответов нить не прерывал.
Затем в уме всё обобщил,
Своё решенье сообщил.
На том они остановились,
Уставши, все угомонились.
Хан рад их полным одобреньем.
Им с нескрываемым почтеньем
Отведать яства предложил,
Чем всех гостей заворожил.
Воспрянув духом до небес,
Откинув дел давивших пресс,
Баба-ата яствам предался,
В успехе уж не сомневался.


Errare humanum est (лат.) — «человеку свойственно ошибаться»

Сообщение отредактировал gapr - Понедельник, 24-Дек-2012, 16:56
 
gaprДата: Понедельник, 24-Дек-2012, 16:49 | Сообщение # 317
Генералиссимус
Группа: Проверенные
Сообщений: 2081
Статус: Offline
Начало поэмы смотри здесь

-- XXII –
Простившись со своей любимой,
Поклонник наш неутомимый
Уж тронулся в обратный путь,
Коня подстёгивая чуть.

Подъехав к городу родному,
Коня направил он не к дому,
А повернул в старинный сад
Где персики и виноград,
Налившись соком ароматным
Встречали угощеньем знатным.
Росли; гранат, инжир, хурма.
Здесь для уставшего ума,
Тиши таилась благодать.
Словами то не передать
И под раскидистой айвой
Расположился наш герой.
Решив обдумать всё в тиши,
Зумрад примяв травы верши,
Прилёг на них, дав отдых телу,
Ход мысли повернул он к делу.
Ему обдумать предстояло,
Что за услышанным стояло.
Судьбы отсечь нависший кнут,
Освободить любовь от пут.

-- XXIII –

А в ханстве Капчигая радость.
Грядущей свадьбы пышной сладость
С надеждой предвкушает хан,
Уже с калымом караван
Был прислан другом- женихом
И это не было грехом.
Невесту замуж выдавали,
Взамен отцу калым давали
И чем знатней была она,
Тем больше стоила жена.
Невольницей была супруга
Для своего по жизни друга.

К полудню прискакал гонец
От Улукбека молодец.
Он сообщил, что сам султан
Изволил посетить их стан.
Гостям здесь вечно были рады.
Нет большей для души отрады
Гостей почтенных принимать,
Их подчевать, их занимать.
Вести о новостях беседу,
В честь их устраивать обеды,
Во всех желаньях угождать,
В своей к ним дружбе убеждать.

Вот долгожданный миг настал,
В дороге видно гость устал,
Ответив на почтенье хану,
Как и пристало по Корану,
За встречу поблагодарил,
Хвалой аллаха одарил.
Отдав тем самым хану честь,
С дороги он не прочь присесть.
Но не забыл и о невесте.
О ней у будущего тестя
Он мимоходом расспросил,
Пред тем, как трапезу вкусил.

-- XXIV –

Восток не всем в мире понятен.
Он мудростью своей приятен.
И тем, наверное, хорош
Что он на Запад не похож.

У Улукбека десять жён
Он их вниманьем окружён.
Но с каждым годом приходящим
Был их порядок восходящим.
В его крови отца зачатки,
Жён заменял он как перчатки.
Его во всём пытливый глаз
Шахнозу выбрал в этот раз.

Чтоб поскорей закончить дело,
Им нетерпенье одолело,
Султан наметил свадьбы срок.
Хан понял, тонкий сей намёк.
Он гостя в верности заверил,
Свои суждения доверил.
С днём свадьбы тоже был согласен,
Тем дал понять, намёк напрасен.
Султан доволен был сполна,
Ведь цель его уже видна.
Рад был и хан, что удружил,
За это тост свой предложил.

Струится золотом вино,
Залив собою кубков дно.
Грозди прекрасной вкус хранит
И чистотой своей манит.
Пусть пьют они себя теша,
Ведут беседы не спеша.
За этот грех мы их простим,
Пока ж Зумрада навестим.

-- XXV –

Нет ничего тревожней ожиданья.
Неведенье, волненье и страданье
В понятье том заключено,
Тем и томительно оно.
Чем занят ныне наш герой?
О чём мечтает он порой?
Какой ждёт от судьбы награды?
Узнать о том мы будем рады.

Зумрад ждал вести от любимой.
В тревоге той не объяснимой,
Терзавшей душу, день и ночь
Ему никто не мог помочь.
Вот, наконец, тот час желанный,
Когда посланец долгожданный
Весть о возлюбленной доставил
И лично в руки предоставил.
Поспешно свиток развернув
И бегло по нему скользнув,
В нем главное звено нашёл,
Затем к окошку отошёл.
Стараясь выглядеть достойно
Там стал читать уже спокойно.

Ему Шахноза сообщала,
Что будет ждать, где обещала.
«К закату солнца в день седьмой
Я буду там, любимый мой.
С начала же недели новой
Должна я к свадьбе быть готовой,
На то отец мне указал,
Когда о свадьбе мне сказал.
Ты если хочешь быть со мной,
Не опоздай желанный мой».

Когда он свиток прочитал,
Посланцу кошелёк отдал.
Тем за старанье наградил,
Затем его он отпустил.

Зумрад был полон впечатлений.
Шахноза, плод его стремлений,
Его мечты не обманула,
О чём в посланье помянула.
И ни минуты не теряя,
Во всём Шахнозе доверяя,
Зумрад пошёл к отцу, в надежде
С ним посоветоваться прежде,
Чем волю намеренью дать,
Дабы ему не опоздать.
Увы, отца он не застал,
Но ждать родителя не стал.
В парк выйдя, поспешил на луг,
Где в окруженье своих слуг,
Хан скакунами занимался,
С восторгом ими любовался.
Увидев сына, хан прервался,
О чём-то видно догадался.
Вопросом сына удостоил:-
«Сын мой, кто тебя расстроил?
Давай обсудим твои муки,
Я думаю, что не от скуки
Ты изменился так лицом
И жаждешь встретиться с отцом».

-- XXVI --

Их мы оставим на мгновенье.
Пусть разрешат свои сомненья,
А сами посетим Шахнозу,
Расцветшую от счастья розу.

О, наша молодость, ведь ты сама беспечность.
Не властны над тобой ни годы и ни вечность.
Нет для тебя преград, нет для тебя покоя
И трудности тебя совсем не беспокоят.

В Зумрада веря, как в себя
И всей душой его любя,
Шахноза в нём не сомневалась,
Сама собою быть старалась.
Чтоб подозрений тень не пала,
Она встречаться с ним не стала,
Хотя душа рвалась к нему,
К возлюбленному своему.
С посланцем весточку отправив,
Тем самым счастью шанс добавив,
Желала только одного,-
Дождаться часа своего.
Среди подруг держалась скромно.
Их любопытство так огромно,
Что только стоило начать
На их вопросы отвечать,
Как тут же, новых, сыпал град.
В них был, помянут и Зумрад.
Шахноза отвечала смело,
Шутила тонко и умело.
Внося веселье и задор
В их бесшабашный разговор.
А поздним вечером она,
Хотя была утомлена,
Чтобы ничем не взволновать
Пошла проведать свою мать.
Ей захотелось объясниться
Пред тем, как с матерью проститься.

Когда Шахнозин монолог
Озвучен был в единый слог,
Мать, выслушав её, сказала:
«Ну что ж, тебя не обязала
Раскрыться я, но раз уж так,
Благословит аллах ваш брак.
Хочу тебя предупредить,
Чтоб вам впросак не угодить,
Отец был против ваших встреч.
Велел он всем тебя стеречь.
Когда о вас с ним говорила
Я этим гнев в него вселила.
Он дал понять без лишних слов,
Что не сносить нам всем голов
Если с тобою что случится.
Теперь тебе не отлучиться
За стены нашего дворца.
Вот такова воля отца.
Но не печалься дочь моя,
В беде вас не оставлю я.
Тебя, как своего гонца,
По повелению отца
К своим родителям отправлю,
Служанку за тебя оставлю
В твои одежды наряжу,
Молчать пред всеми обяжу.
Но дай мне слово обещанья,
В том, что за все мои старанья
Про вас всегда я буду знать».
Вот что поведала ей мать.
«О, мама! Слово я даю
Вам сообщать про жизнь мою.
Мы не заставим вас страдать.
Про нас вы будете всё знать».

-- XXVII –

Лишь только занялся восток,
От ночи разбудив цветок,
Презревший ночь, он славил свет.
Цветеньем предрекал рассвет.

В то утро юный наш влюблённый
Наставшим часом окрылённый,
Готовился с Селимом в путь,
Волнуясь за успех чуть-чуть.
Баба-ата их наставляя,
Своим познаньем удивляя,
Про все дороги рассказал
И где укрыться указал.
Вот, наконец, они готовы.
В дорогу сборы им не новы.
С Баба-атой они простились
И в дальний путь рысцой пустились.
За ними в след джигитов строй
Поспешной скачки взяв настрой,
Друг друга, резво обгоняя,
Скакал Зумрада догоняя.

Хан Капчигай в своём стремленье,
Своё расширить поселенье
Надежды бурные питал.
Его возросший капитал
Давал ему такое право
И если поразмыслить здраво,
То можно будет укрепиться
Если с султаном породниться.
В нём пробудился повелитель,
А здравый, праведный мыслитель
Глубоким сном в душе уснул,
Тем Капчигая подхлестнул.
Для свадьбы было всё готово
И данное султану слово
Он, как положено, сдержал.
В том свою волю выражал.
Дав наставление прислуге,
Решил зайти к своей супруге.
Гостей с ней список обсудить.
К кому посланцев снарядить.
Она согласна с ним была,
Но в тайне, своего ждала.
Тот список обсуждали вместе,
Пока не встретили в нём тестя.
Вот тут она ему сказала:
«Ему я мази заказала,
Спиной хворает мой отец,
Готов уж для него гонец.
Приемли наше соглашенье
Ему пошлю я приглашенье
С хорошим лекарем моим.
Зачем к нему скакать двоим»?
Хан обсуждением доволен,
Пособолезновал, тесть болен.
На том супругу он оставил
И в тот же день гонцов отправил.


Errare humanum est (лат.) — «человеку свойственно ошибаться»

Сообщение отредактировал gapr - Понедельник, 24-Дек-2012, 16:56
 
gaprДата: Понедельник, 24-Дек-2012, 16:50 | Сообщение # 318
Генералиссимус
Группа: Проверенные
Сообщений: 2081
Статус: Offline
Начало поэмы смотри здесь

-- XXVIII --

Цель достигается не просто.
Цена колеблется от роста
Предшествующих ей преград,
Преодолев их, жди наград.

Вниманье дабы не привлечь
И оградив себя от встреч,
До места не доехав чуть,
Зумрад решил передохнуть.
Им нужно было переждать,
Захода солнца подождать.
Затем достичь заветной цели,
Какой достичь они хотели.
Наставший вечер был прохладен,
А в остальном, как будто ладен
Для разрешенья будних дел,
Зумрад же замыслом владел.
Дождавшись вечера джигиты
Были бодры и деловиты.
Коней остывших оседлали,
Вскочив на них, в галоп погнали.
Во всём аллах им помогал,
Во всём советы им давал.
И вот они уже у цели.
Пригорок в раз преодолели.
Уж солнце клонится к заходу,
Пора, Зумрад прибавил ходу,
Хлестнул камчою скакуна,
Вот место встречи, где ж она?

-- XXIX --

Хан Капчигай был в настроенье
Его богатство в прибавленье.
Сбылись столь сладкие мечты
Без лишних дум и маяты.
Освободившись от забот,
От всех предсвадебных хлопот,
Чтоб ничего не упустить
Он вздумал дочку навестить.
Была девица не одна.
Она сидела у окна.
Покрыта дорогой чадрой,
А рядом с ней старушек рой.
Пред тем, как к дочке обратиться,
Дал знак старушкам удалиться.
«Здорова ль ты, о дочь моя»?
Спросил он, нежность не тая.
«Хочу я от тебя узнать
О чём просила твоя мать?
Кого в душе своей хранишь,
Из-за кого меня бранишь»?
Дочь на вопрос не отвечала,
Поникнув головой, молчала.
Он взглядом девушку окинул,
Чадру с лица её откинул…
От гнева хан побагровел,
Как зверь он раненый взревел.
Визирей вызвал, дал приказ,
Найти Шахнозу в тот же час.

-- XXX –

В волненье, спешившись с коня,
Себя за медленность кляня,
Зумрад округу оглядел
Собой немного овладел.
К большому камню подошёл
Там он любимую нашёл.

Друг к другу бросились они,
Забыв о том, что не одни.
Селим, немного подождал,
Влюблённым насладиться дал.
Затем окликнул: «Поспешите»,
Мол, если вместе быть хотите.
Им дали свежих лошадей
И верных пятерых людей.
Все тронулись в обратный путь,
Стараясь гору обогнуть,
Пока закат ещё горел
И жар успеха сердце грел.
За рощей повернули вправо,
Там у горы видна дубрава,
А вдоль дороги пыль клубится.
Кому же там ещё не спится?
Коня, попридержав, немного
Селим, вслух высказал тревогу
И оказался в этом прав.
На фоне придорожных трав
Их взору всадники предстали,
Их уж с полсотни насчитали,
Когда откуда не возьмись
Джигитов горстка появись.
Те и другие в изумленье,
Те, у кого догнать стремленье,
Опешив, чуть остановились,
Другие к лесу устремились.
Селим, дал знак начать движенье,
Пока дубравы окруженье
Стражей на время отвлекло
И пылью всё заволокло.
Их кони понеслись как птицы,
Стараясь за горой укрыться.
Казалось, это удалось.
Вот тут то, всё и началось.
Со стороны, где леса срез,
Галопом, им наперерез,
С десяток всадников скакали.
Понятно стало, их искали.
Зумрад с Шахнозой оторвались.
Селим с джигитами остались.
Стараясь всадников отвлечь
И за собою их увлечь.
Герои наши вверх поднялись
Со станом летним поравнялись.
Остановились оглядеться.
Отсюда некуда им деться.
Левее горною тропою
Стада гоняли к водопою.
Там до реки рукой подать,
А за рекой их не достать.
Они почти уже спустились
На ровном плато очутились.
Под ним реки шумели воды,
Шлифуя горные породы.
В лучах багрового заката
Склон виден был до переката.
А по нему цепочкой ровной
Взбираясь вверх горы огромной
Скакала всадников орда,
Цель их одна, Шахнозода.

-- XXXI –

Пройдут года, века пойдут.
Другие в этот мир придут.
В нём ничего не бесконечно.
Одна любовь живёт в нём вечно.

Спешившись со своих коней
Зумрад с любимою своей
Не стали дожидаться их,
Любви разлучников своих.
За руки взявшись, шли они
И только дальних звёзд огни
Мерцая в небе, загорались,
Влюблённых поддержать старались.
Когда они остановились,
Уста их вмиг соединились
В горячем нежном поцелуе
Такие, лишь любовь дарует.

Вдруг небо пламенем объяло,
Над плато зарево стояло,
Раздался гул из- под земли
С горы же камни поползли.
Вокруг гудело и дрожало.
Событье взоры поражало.
Сметая на своём пути,
Всё, что не вздумало расти,
Лавина мимо прокатилась
И тьма на землю опустилась.

Когда же утренний рассвет
Принёс для мира солнца свет.
Открылась странная картина.
Пред плато, выросла плотина,
Река же, русло изменила,
Скалу собою обрамила,
Которой не было, до ныне.
Купается в речной стремнине
Ласкающих, хрустальных вод
Природы вездесущей плод.
Собой он всем напоминает,
Что по-другому, не бывает,
Что всё в миру, покорно богу.
Никто не в силе ту дорогу
Без ведома его пройти
И его волю обойти.

-- XXXII –

Все сроки поисков прошли.
Влюблённых наших не нашли.
Лишь у реки её платок,
Как разноцветный лепесток,
Порывом сорванный, с цветка,
Песком присыпанный слегка,
Был найден после тех событий.
Среди других в тот день открытий
Ничто не стало проясненьем,
Пропажи странной объясненьем.
Что до « охотников» в лесу,
То те подбитую лису
В азарте страстном догоняли,
Про остальное знать не знали.
Им дела не было другого
Помимо зверя дорогого.

Для хана это потрясенье
Было сильней землетрясенье.
Мечты, что голова хранила
Лавина та похоронила.
Погибшим почести отдали,
Свершив намаз, земле придали.
И чтоб аллаху угодить
Решили храм соорудить.

-- XXXIII –

Как прежде дни сменяли ночи.
Свет стал длиннее, тьма короче.
Растаял снег за ним и льды.
В долинах зацвели сады.
Проснулась спящая природа,
Как прежде было год от года.
Как прежде, вновь запели птицы
Их прилетали вереницы.
Всё в мире восставало вновь.
У молодых взыграла кровь.
В плен были взяты их сердца
И нет блаженству их конца.

Я дальше вас томить не стану.
Вас приглашаю в гости к хану.
Пока о детях мы грустили
Его из вида упустили.
Однажды утром во дворец
Поспешно прискакал гонец
И по тому, как он спешил,
Баба-ата в уме решил,
Что весть, которую тот вёз
Важнее всех пьянящих грёз.
Приняв поклон, он подал знак.
Рассказывай мол, что да как?

И с каждым сказанным им словом
Менялся хан в лице суровом.
Дослушав до конца, поднялся,
Гонца он подчевать принялся,
А через несколько мгновений
В порыве радостных стремлений
Был дан приказ, чтобы под вечер
Готово всё было для встречи
Гостей достойных, долгожданных,
Любимых всеми и желанных.
Пришёл в движенье ханский двор.
Пред входом выстлали ковёр.
Фонтаны в брызгах засверкали.
Цветы обильем глаз ласкали.
В тени раскидистой ветлы
Кипели на углях котлы.
Стоят мангалы наготове,
Шкварчит курдюк в душистом плове.
Напитки разные и фрукты
И всякой всячины продукты
Ждут только часа своего.
Ничем не отвратить его.

Вот вечер тихо наступает.
Намаза время наступает.
Как с чудотворного холста
Нисходит хан Баба-ата.
Двор полон стражников и слуг,
Для почестей и для услуг.
Знать эти гости здесь в почёте,
Раз люди все на перечёте.
Ну, наконец, то, показались.
Волнений потуги сказались.
У хана слёзы на глазах.
Ему достойно быть в слезах.
Ведь в гости к хану едет сын
И вовсе даже не один.
Жена с ним рядом Шахноза,
Хан молча, опустил глаза.

-- XXXIV --

Когда обвал пронёсся мимо
И стражников смела лавина,
Зумрад с Шахнозой обомлели.
Они поверить не посмели,
Что чувству их аллах помог.
Он оградить влюблённых смог
От алчной глупости людской
Своей всё могущей рукой.
Дорога к счастью им открыта
И вновь по ней звучат копыта
Их уносящих скакунов
В объезд лежащих валунов.
Рассвет застал их близ селенья.
Здесь уж проснулось населенье.
Хозяйки разожгли тандыры.
Лепёшки отправляли в «дыры».
К большому дому поскакали.
Зумрада в этом доме знали.
Покойной матери тот дом.
Дед с бабкой, дядьки жили в нём.
Их встретили с большим почтеньем.
Шахнозу с большим предпочтеньем
Кагорта женщин окружила.
Невеста всех заворожила.
Чтоб их напрасно не искали
К отцу тот час гонца послали.
Был рад за них Баба-ата,
Сбылась заветная мечта.
А через месяц в том селенье
Всем жителям на удивленье
Сыграли свадьбу на три дня
Законы предков сохраня.

В один из долгих летних дней
Десятков несколько коней,
Визита дружбы, не скрывая,
Въезжали в ханство Капчигая.

Переполох, шок, удивленье
Смешались впервые мгновенья.
Затем их заменила радость.
Нежданной встречи, счастья сладость.

Всё стало на круги своя.
Покой вернулся в те края.
Порадовав своих отцов,
Родит Шахноза близнецов.
Скала любви священной станет,
Надежд влюблённых не обманет.
В легенду древнюю поверив,
Был там и я, скале, доверив
Дальнейшую судьбу свою.
С тех пор я чашу счастья пью.


Errare humanum est (лат.) — «человеку свойственно ошибаться»

Сообщение отредактировал gapr - Понедельник, 24-Дек-2012, 16:55
 
IreneДата: Понедельник, 24-Дек-2012, 19:10 | Сообщение # 319
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10658
Статус: Offline
Ну что сказать? Умница!!!
thumb
Жаль, что я только скалу Голубого Дворца помню...


[imgjavascript://]http/....tp Пока мы живы, поезд наш в пути!
 
gaprДата: Понедельник, 24-Дек-2012, 20:01 | Сообщение # 320
Генералиссимус
Группа: Проверенные
Сообщений: 2081
Статус: Offline
Цитата (Irene)
Ну что сказать? Умница!!!


Конечно же Валерка умница. Я его знаю с 1965 года и только сейчас узнал, что он с детства пишет стихи. Для меня это было прелестное откровение.

Вот его сайт с хорошими стихами и мыслями Валерий НАТ


Errare humanum est (лат.) — «человеку свойственно ошибаться»

Сообщение отредактировал gapr - Понедельник, 24-Дек-2012, 20:04
 
SiestaДата: Понедельник, 15-Апр-2013, 21:34 | Сообщение # 321
Генералиссимус
Группа: Проверенные
Сообщений: 2373
Статус: Offline
ПОСТАВЬТЕ ПАМЯТНИК ДЕРЕВНЕ

Поставьте памятник деревне
На Красной площади в Москве,
Там будут старые деревья,
Там будут яблоки в траве.
И покосившаяся хата
С крыльцом, рассыпавшимся в прах,
И мать убитого солдата
С позорной пенсией в руках.
И два горшка на частоколе,
И пядь невспаханной земли,
Как символ брошенного поля,
Давно лежащего в пыли.
И пусть поет в тоске от боли
Непротрезвевший гармонист
О непонятной "русской доле"
Под тихий плач и ветра свист.
Пусть рядом робко встанут дети,
Что в деревнях еще растут,
Наследство их на белом свете -
Все тот же черный, рабский труд.
Присядут бабы на скамейку,
И все в них будет как всегда -
И сапоги, и телогрейки,
И взгляд потухший... в никуда.
Поставьте памятник деревне,
Чтоб показать хотя бы раз
То, как покорно, как безгневно
Деревня ждет свой смертный час.
Ломали кости, рвали жилы,
Но ни протестов, ни борьбы,
Одно лишь "Господи помилуй!"
И вера в праведность судьбы.

Николай Мельников


Я пришла из доброй сказки... Выгнали.
 
GreyДата: Вторник, 16-Апр-2013, 07:50 | Сообщение # 322
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 28691
Статус: Offline
good good good
 
IreneДата: Пятница, 19-Апр-2013, 16:54 | Сообщение # 323
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10658
Статус: Offline
Не знаю, было ли оно у нас прежде здесь. Кажется знакомым. Стихи кабардино-балкарской поэтессы Танзили Зумакуловой. Понравилось:

Разговор с Хайямом

Чем что попало есть, я голодать готова.
Чем что попало плесть, я не скажу ни слова.
По мне уж выше честь остаться одинокой,
Чем с кем попало бресть дорогою далекой.
Под ветром на пути я все же устояла,
Чтоб только не идти - как легче, с кем попало.
Хайям, твои стихи я сердцем полюбила,
Ведь что попало мне в поэзии не мило.
Хочу с тобою пить. Хайям, нальем в бокалы!
Тончайшее вино: не пьешь ты что попало!
Провозглашаю тост за ту, что всех любимей:
"Поэзия" - ее сверкающее имя!
Пью за тебя, Хайям!..
Прости меня за смелость,
За то, что мне с тобой равняться захотелось.
Да, да, с тобой, Хайям.
Ни много и ни мало!
Равняться не хочу я по кому попало!


[imgjavascript://]http/....tp Пока мы живы, поезд наш в пути!
 
gaprДата: Суббота, 20-Апр-2013, 20:55 | Сообщение # 324
Генералиссимус
Группа: Проверенные
Сообщений: 2081
Статус: Offline
Ирочка, мне тоже понравилось по содержанию. Спасибо, что познакомила с ним.

Errare humanum est (лат.) — «человеку свойственно ошибаться»
 
kpischikДата: Понедельник, 29-Апр-2013, 11:52 | Сообщение # 325
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 19613
Статус: Offline
Портрет

Я вся — тона жемчужной акварели,
Я бледный стебель ландыша лесного,
Я легкость стройная обвисшей мягкой ели,
Я изморозь зари, мерцанье дна морского.

Там, где фиалки и бледное золото
Скованы в зори ударами молота,
В старых церквах, где полет тишины
Полон сухим ароматом сосны, —

Я жидкий блеск икон в дрожащих струйках дыма,
Я шелест старины, скользящей мимо,
Я струйки белые угаснувшей метели,
Я бледные тона жемчужной акварели.


1903
Максимилиан Волошин



ГЛЯЖУСЬ В ТЕБЯ, КАК В ЗЕРКАЛО ..... ДО ГОЛОВОКРУЖЕНИЯ
 
SiestaДата: Четверг, 02-Май-2013, 20:23 | Сообщение # 326
Генералиссимус
Группа: Проверенные
Сообщений: 2373
Статус: Offline
УРОК ФЕХТОВАНИЯ

Посреди фехтовального зала
Ты, решительно злая как черт,
Обнаживши рапиру, сказала:
- Защищаться извольте, милорд!

Я своей незатронутой честью
Вас клянусь превратить в решето!..
Осененный благою столь вестью,
Я воскликнул: - Но, право, за что?

- Ни за что. В том-то суть вся и дело, -
Прошипела ты, хищно сопя.
Я свой рот приоткрыл обалдело,
Лишь с трудом понимая тебя.

Сим образчиком логики женской
Оглушённый почти наповал,
Но не склонный всё ж сдохнуть, как Ленский,
Со стены я рапиру сорвал.

Застучали твои босоножки
На ногах неземной красоты;
Со стремительной грацией кошки
Сокращала дистанцию ты.

- Кис-кис-кис!.. - Произнес я с укором.
Ты в ответ простонала: - Убью!.. -
И неистовым выпадом скорым
Завершила атаку свою.

Я, сражённый, вскричал неприлично,
У твоих распластавшись у ног;
Ты оскалилась и символично
Мне приставила к сердцу клинок.

Я лежал пред тобой раболепно
И глядел в твой разгневанный лик -
О Мадонна! - как великолепна,
как была хороша ты в тот миг!..

И, зажавши смертельную рану,
Нестерпимо терзавшую плоть,
Я постиг, сколь большого барана
Ты сумела во мне заколоть.

"О, прозренье в минуту ухода!" -
Я подумал и молвил, хрипя:
- А ты знаешь, ведь все эти годы
Я любил-то одну лишь тебя!..

Зарыдав, ты отбросила шпагу;
Я, рыдая, на локте привстал
И целебную, сладкую влагу
Всех твоих поцелуев впитал.

А потом я извлёк твое тело
Из костюмчика цвета бордо,
И меня ты убить расхотела,
Ибо было на сей раз за что.

(автор неизвестен)))


Я пришла из доброй сказки... Выгнали.
 
GreyДата: Четверг, 02-Май-2013, 20:46 | Сообщение # 327
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 28691
Статус: Offline
good good good
 
kpischikДата: Пятница, 03-Май-2013, 08:02 | Сообщение # 328
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 19613
Статус: Offline
Собачка Баскервилей
Эпиграф: «Што, што, што это было?»
Сэр Генри


1.
С тех пор, как получил ключи от Холла
С болотами вокруг на сотню миль,
Ни дня не мог прожить без валидола
Наследник рода Генри Баскервиль.
В нагрузку к Холлу был ему завещан
Покойным дядей древний манускрипт
О родовом проклятии зловещем…
С ним и явился он на Бейкер-Стрит.
Проклятья суть: однажды предок Хьюго
Загрызен был собачкой на болотах.
Собачки опасалась вся округа,
А вой мог вызвать нервную икоту.
Собачка, будучи проклятьем рода,
Почетный статус свой осознавала,
Простого не тревожила народа,
Под окнами у Генри завывала.
Соседи Сэра Генри звали в гости,
Он неизменно отвечал отказом.
Мерещились обглоданные кости
Отдельные, а то скелетом сразу.
Холмс взяться обещал за это дело,
Но точной даты все же не назвал.
Благословил в поместье ехать смело
И Ватсона в охрану навязал.
В ужасный звук всю вкладывая душу,
Собачка выла до самозабвенья
И каждой ночью заставляла слушать
Концерта два приличных отделенья.
2.
«Она решила взять меня измором!
Я выкинусь с какой-нибудь из башен!» -
Делился Генри как-то с Бэримором,
Овсянкою довольствуясь всегдашней.
А Холмс неподалеку жил в руинах
И составлял освобожденья план.
Но как-то раз луна светила в спину,
И Ватсон, хоть и был изрядно пьян,
Но силуэт двоящийся заметил
И Холмсу все инкогнито раскрыл.
В руины те забравшись с пистолетом,
Он сыщика случайно не убил.
Холмс восхитился Ватсона отваге
И все же бледный несколько с лица
Сказал: «Засаду сделаем в овраге!
Ловить собачку будем на живца!
Во что бы то ни стало нынче Сэра
Отправьте в гости, вот Вам приглашенье.
Собачку, побери ее холера,
Для наших ружей сделаем мишенью!»
Засунув руки глубоко в карманы,
Стуча зубами, нервно озираясь,
Тропинкою затянутой туманом,
Сэр Генри шел, все время спотыкаясь.
Холмс с Ватсоном уже на изготовке
Сидели битый час в сыром овраге,
И чтоб не потерять к стрельбе сноровки,
Не задубеть, прикладывались к фляге.
3.
Собачка Генри след взяла не сразу,
А как взяла, рванула - знать не дура.
Ее увидев Сэр промолвил фразу,
Которую урезала цензура.
Посредством фляги сидя на болоте,
Холмс с Ватсоном так часто согревались,
Что задремали и в конечном счете,
Собачки появленье прозевали.
Сон был нарушен криком отдаленным,
Какой-то беготней, счастливым лаем.
«А виски этот, все же, был паленым…» -
Мурлыкнул Ватсон, глаз не открывая.
Собачка поражала экстерьером:
Страшна - как черт, огромна, черной масти.
На всех парах она неслась на Сэра,
С горящим взором и раскрытой пастью.
«Сейчас я получу свое наследство» -
Подумал Сэр, припомнив чью-то мать.
Смирился и попытки даже к бегству
Решил фатально не предпринимать.
Как только сфокусировалось зренье,
И Ватсон с Холмсом разглядели зверя,
Они вскочили на ноги мгновенно
И сразу же синхронно протрезвели…
4.
Собачка, подлетев, раскрыла лапки,
И Баскервиля в пятом поколенье
Бесцеремонно сцапала в охапку,
Не встретив от него сопротивленья.
Улыбкою клыкастою сверкнула…
И нет чтобы на клочья, на куски,
А нежно так и ласково лизнула
И убрала ужасные клыки…
Сэр Генри, все еще подозревая,
Что это некий древний ритуал,
Лежал, и признаков не подавая
К возможной жизни, глаз не открывал.
Холмс с Ватсоном на помощь поспешали,
Боясь успеть уже к концу расправы.
Но скорость им набрать, увы, мешали
Препятствия - сплошь кочки и канавы.
Расправы не дождавшись настоящей,
Сэр осознал, как горько ошибался.
Собачку потрепал рукою дрожащей,
И хоть и нервно, но заулыбался.
Собачка Сэра нежно прикусила,
Легонько так, наверное - в знак дружбы.
И, по-собачьи, скромно попросила,
Забрать ее с болот к себе на службу.
5.
Идиллию нарушил вопль Холмса,
Которым он привел собачку в ступор,
Сравнимый лишь с трубою иерихонской,
Или как будто Холмсу дали рупор.
Холмс высказался напрямик и четко,
А также от души и без стесненья.
Задав цензуре новую работку,
Изрядно покромсать произведенье.
Суть заявленья - Лапы прочь от тела!
Собачка от обиды заскулила…
Но «тело» встало и, погладив смело
Собачку, ругань Холмсу запретило!
Холмс ошалевший с Ватсоном на пару
Уселись мягким местом на репейник…
Собачка перестала быть кошмаром,
Ей подарили именной ошейник.
На службу взяли - Холл стеречь от вора,
Где нынче веселясь, а не со зла,
Она играет в прятки с Бэримором,
Кидаясь на него из-за угла…

(автор неизвестен) shok


ГЛЯЖУСЬ В ТЕБЯ, КАК В ЗЕРКАЛО ..... ДО ГОЛОВОКРУЖЕНИЯ
 
марфаДата: Вторник, 07-Май-2013, 23:22 | Сообщение # 329
Генералиссимус
Группа: Проверенные
Сообщений: 10332
Статус: Offline
Стихи. Ода семье
Виктор Груценко
Семья, человечества крепость.
Что поможет и не даст пропасть.
Устарела она, вот это, нелепость.
Нас поддержит, не даст нам упасть.

Не заменит ни слава, ни водка,
Ни друзей закадычных толпа.
Ходит важной, твёрдой походкой.
Семья вечно, нам людям, нужна.

Дом, семья это лобное место.
Где накажут и могут простить.
Приведёшь в него друга, невесту,
В ней научат как нужно любить.

Жизнь прожить без неё, невозможно.
Очень сложно без близких прожить.
Если холост, подумай серьёзно,
Сделай всё , чтоб сынишку растить.

Ждут нас дети, старенькая мама.
Верный пёс у дверей сторожит.
Спать не лягут, ждут долго, упрямо.
Пусть калитка скорей заскрипит.

Придёшь поздно уставший и грязный.
В родном доме тебя заждались.
Все собрались, все вместе и рядом.
За столом свечи счастья зажглись.

Кто сказал , что семья устарела.
Быт семейный не модным уж стал.
Счастье вместе, нет лучше удела.
Чёрный день для семьи не настал.

Нас не станет, но это неважно.
Время жизни , как птица летит.
Быть любимой, любимым - так важно.
Даст надежду поверить, родить.


Все будет хорошо!!!
 
kpischikДата: Понедельник, 13-Май-2013, 13:13 | Сообщение # 330
Генералиссимус
Группа: Модераторы
Сообщений: 19613
Статус: Offline
Цитата (марфа)

Нас не станет, но это неважно.
Время жизни , как птица летит.


sad

ВEСEННИЕ ЧУВСТВА НЕОБУЗДАННОГО ДРЕВНЕГО

Дождусь ли той истории,
Когда придёт весна
И молодой цикории
Засветит желтизна!

Уже любовной жаждою
Вся грудь моя горит,
И вспрыгнуть щепка каждая
На щепку норовит.

Земля цветами новыми
Покрылася опять,
Пошли быки с коровами
В зелёный луг гулять,

И, силой обаятельной
За стадом их влеком,
Готов я бессознательно
Сам сделаться быком!

Алексей Константинович Толстой
Февраль 1859

haha


ГЛЯЖУСЬ В ТЕБЯ, КАК В ЗЕРКАЛО ..... ДО ГОЛОВОКРУЖЕНИЯ
 
Форум веселых и любознательных » Все обо всем » В мире прекрасного » Поэтическая пятиминутка (Любимые стихи обо всем)
Страница 22 из 24«122021222324»
Поиск:


Рейтинг@Mail.ru